Кто не хочет развивать свое право – будет кормить английских юристов

27.05.2016

На конференции, посвященной вопросу конкурентоспособности российского права, Сергей Пепеляев говорил о том, какие шаги России надо предпринять, чтобы стать образцом для подражания среди других стран, Роман Бевзенко рассказал о проблемах продажи бизнеса и раскритиковал новый институт, скопированный в ГК из английского права, а Артем Карапетов перечислил недостатки судебной практики. В числе прочих были прочитаны доклады о глобальной лицензии, которая должна побороть пиратство в интернете, победе "Газпром нефти" в Конституционном суде и свободе договора в сфере закупок.

26 мая начал свою работу ежегодный Петербургский международный юридический форум, который привлекает к участию в своих конференциях видных юристов: начальников министерств и ведомств, судей из судов высшего уровня, глав ведущих юрфирм, руководителей юридических подразделений крупнейших компаний. На вчерашней научно-практической конференции обсуждали, как России победить в конкуренции правовых систем. Актуальность темы объясняется тем, что для сделок с российским элементом часто выбирают зарубежные юрисдикции. Эксперты высказали свои мнения, почему возникла такая тенденция и что нужно сделать, чтобы повысить привлекательность отечественного законодательства.

Что значит "съесть слона"?

Сергей Пепеляев, управляющий партнер "Пепеляев Групп", рассказал, что о конкурентоспособности российского права впервые заговорили после послания Президента Федеральному собранию в 2012 году. По его словам, тогда ее трактовали как идею заимствования из иностранного права всего лучшего. Теперь же, по прошествии всего лишь трех лет, нашу страну воспринимают как "таран Америки". Вместо этого России, по мнению Пепеляева, надо стремиться к тому, чтобы стать лидером многополярного мира, а это значит, что она должна стать примером для подражания: не импортировать, а экспортировать правовые ценности. "Сделать это – значит съесть слона, – сказал Пепеляев. – Но это не так сложно, как кажется. Например, четвертую часть ГК уже сейчас многие эксперты называют одним из лучших мировых образцов регулирования сферы интеллектуальной собственности". Нельзя недооценивать и важность юридического образования для иностранцев, которое является важным фактором влияния. "Когда я учился, у меня были однокурсники из разных государств. А теперь мы теряем Россию и Грузию, ведь молодежь в этих странах ездит получать высшее юридическое уже не в России, а где-то еще", – сокрушался Пепеляев.

По словам выступающего, самая большая проблема конкурентоспособности российской правовой системы – в правосудии, которое стало деградировать. А главным симптомом этого тревожного процесса послужила ликвидация самого прогрессивного суда – Высшего арбитражного.

О гарантиях заверения как новом институте российского права

Партнер "Пепеляев Групп" профессор Российской школы частного права Роман Бевзенко рассказал о новом институте гарантий заверения и компенсации потерь, который пришел из английского права, а теперь отражен в последней редакции ГК (статьи 431.2 и 406.1). В качестве эпиграфа к своей речи он перефразировал известное выражение Наполеона про армию: "Кто не хочет развивать свое право – будет кормить английских юристов".

Докладчик объяснил актуальность темы на наглядном примере: "Скажем, покупатель приобрел долю в бизнесе, основной актив которого – строительные площадки. После этого он узнал, что сделки по покупке этой недвижимости были недействительными [а значит, это имущество выбывает]. Как ему защищаться?" Бевзенко предлагает варианты ответа на вопрос. Есть возможность подать иск о качестве, но позиция судов такова, что доля в ООО – "не рыба, цемент или зерно, у нее нет качества". Можно обосновать свои требования заблуждением или обманом при заключении сделки, продолжал Бевзенко, но в ответ судьи ссылаются на характер предпринимательской деятельности. Можно прописать в договоре, что продавец отвечает за "качество доли", но и это противоречит судебной практике, которая говорит, что ответственность наступает за правонарушения. Бевзенко печально подытожил, что из-за такой патовой ситуации сделки купли-продажи бизнеса уходят из российской юрисдикции.

Но введение в Гражданский кодекс соответствующей статьи – это не выход, считает юрист. По его мнению, она будет плохо согласовываться с нормами о вине и другими принципами континентального права. Докладчик полагает, что помочь могло бы развитие судебной практики, но эту задачу суды провалили.

Раскритиковал Бевзенко и нормотворчество, которое тяготеет к языку инструкций. По его словам, самые несчастные судебные составы – это банкротные, а законодатель, наоборот, считает, что "если в статье меньше 25 пунктов – то это уже не статья". Язык закона должен быть абстрактным, а не казуистичным, напоминает Бевзенко.

"ГК решает лишь 3 % вопросов, остальными должна заниматься судебная практика"

Артем Карапетов, директор юридического института "М-Логос", прочитал доклад на тему "Повышение конкурентоспособности договорного права", но сразу признался, что эта подотрасль права здесь имеет второстепенное значение. Важнее налоговое право, судебная система, правоприменение, гарантии права собственности… Карапетов продолжил этот список уже подробнее.

Он уверен, что необходима реальная возможность взыскать убытки. На практике проблемы создают, с одной стороны, недобросовестные юристы, с другой – судьи, которые зачастую не разбираются в расчетах убытков. "Они не работали в бизнесе, не понимают, что такое маржа, поэтому им легче перестраховаться [и отказать]", – объяснял Карапетов. Но ВАС до ликвидации "забросил идею в проект ГК" о том, что если суд считает расчет убытков не подтвержденным доказательствами, то он должен вычислить их сам. Докладчик признал, что это "интересно" с точки зрения состязательности, но таким "циничным" способом можно стимулировать практику развиваться, а ответчика – быть в процессе активнее.

Переходя к вопросу судебной практики, Карапетов отметил, что "ГК решает 3 % вопросов, а всеми остальными должна заниматься она". А между тем единства судебной практики как не было, так нет. Открывая соответствующий раздел справочной правовой системы, любой юрист обнаруживает по той или иной норме ГК два или даже три разных подхода судов, говорил Карапетов. Он признал, что тут Россия далека от Англии, где одно решение четко выстраивает всю судебную практику.

Еще одна проблема, связанная с судами, – это применение на практике принципа свободы договора, считает Карапетов. Он укорил суды за "постсоветский" менталитет и следование принципу "Все, что не разрешено, запрещено… или под подозрением", особенно в том, что касается опционов и других непоименованных сделок. Докладчик выделил значение постановления Пленума ВАС № 16 от 14 марта 2014 г., который закрепляет свободу договора. "По крайней мере, пока Верховный суд его не отменил", – добавил Карапетов, вызвав в зале смех.

В конце своего выступления он вернулся к вопросу, который освещал Бевзенко, и возразил ему, что институт заверений в Гражданском кодексе нужен. Карапетов считает разумным принцип "Если ты лжешь, а другая сторона на это полагается, то плати".

О глобальной лицензии, обжаловании разъяснений и свободе договора в сфере закупок

Ольга Корнеева, вице-президент по юридическим вопросам "Уолт Дисней Компани СНГ", посвятила свое выступление вопросу глобальной лицензии (эта новая концепция, которую предложил узаконить Российский союз правообладателей, заключается в том, что за определенную плату пользователи Сети могут легально пользоваться любым контентом, в том числе "пиратским". – Право.Ru). Корнеева назвала этот институт "юридическим уродцем": непонятно, кому выдается лицензия, неясна сама природа договора и система распределения доходов. Несмотря на популистскую цель решения проблемы пиратства, правообладатель многое потеряет, уверила Корнеева и сообщила, что ее компания выступает против этой инициативы.

Оксана Ковалева, начальник управления налогового и административного права "Газпром нефти", прокомментировала недавнее постановление КС от 31 марта 2015 года (Право.Ru писало о рассмотрении этого дела). В нем налогоплательщик пожаловался, что не мог обжаловать письмо ФНС: инстанции отказывали со ссылкой на то, что документ не является нормативно-правовым актом. Однако КС встал на сторону заявителя, и после этого Правительство РФ направило Минюсту поручение разработать проект закона. О его возможных вариантах и рассказала Ковалева. По ее мнению, право оспаривания должно принадлежать каждому субъекту, которого касается спорный акт, независимо от того, был ли он применен на практике. При этом Ковалева считает опасной оговорку ВС о том, что суд принимает к рассмотрению жалобы лишь на те акты, которые имеют признаки нормативных. Если суд будет оценивать содержание актов до их принятия к рассмотрению, это будет означать фактическое рассмотрение дела по существу, волнуется Ковалева.

Наталья Полякова, директор правового департамента ОАО "Российская венчурная компания", продолжила тему свободы договора, но через призму законов, которые регулируют порядок закупок (44-ФЗ и 223-ФЗ). Полякова категорично заявила, что в рамках закупочной деятельности свободы быть не может. Здесь максимальное число императивных норм; презюмируется вина заказчика, а слабое звено – участник. Полякова констатировала, что в последнее время исполнители стали активнее отстаивать свои права, но выигрывать им случается нечасто, поскольку суды, как правило, встают на сторону госзаказчика. Юрист заключила, что свобода договора в этой области возможна лишь при равновесии статусов заказчика и исполнителя, а этого в России нет и не будет как минимум в ближайшие пять-семь лет.

<< К списку