Споры о воспитании детей: проблемы правоприменения

Адвокат:

Споры о воспитании детейСемейные отношения, в том числе вопросы воспитания детей - без сомнения самая значительная область общественных отношений. В то же время правовое регулирование этой сферы в нашей стране исключительно лаконично: вопросам воспитания детей посвящено  несколько статей Семейного кодекса Российской Федерации и отдельные положения еще ряда нормативных актов. Неслучайно практически каждый судебный спор о воспитании детей выявляет пробелы нормативного регулирования. В настоящей статье будут затронуты только некоторые из них.         

Конвенция ООН от 20.11.1989 «О правах ребенка», к которой присоединилась Российская Федерация, предусматривает, что   государство обязано обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями, а ребенку, который разлучается с родителем - право поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с родителем.

Нормы национального российского законодательства: Семейный кодекс, Федеральный закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», декларируют те же принципы.

Родители (лица, их заменяющие) обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Лица, осуществляющие мероприятия по образованию, воспитанию, развитию, охране здоровья, социальной защите и социальному обслуживанию детей, содействию их социальной адаптации, социальной реабилитации и подобные мероприятия с участием детей (далее - лица, осуществляющие мероприятия с участием детей), в пределах их полномочий способствуют физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей.

Споры о воспитании детей могут возникать между родителями, как состоящими, так и не состоящими  в браке.

Однако в большинстве случаев до суда доводятся споры о воспитании детей именно на фоне развода родителей.  

Статьи 23 и 24 Семейного кодекса РФ предусматривают, что при расторжении брака в судебном порядке супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение о том, с кем из них будут проживать несовершеннолетние дети, о порядке выплаты средств на содержание детей и  размерах этих средств.

А в случае, если соглашение между супругами по этим вопросам отсутствует или, если будет установлено, что  соглашение нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода и с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на  детей.

Казалось бы, очень простая и понятная норма. Однако уже здесь налицо явный и, что важно, существенный пробел закона.

Каковы действия суда после того, как супруги представят свое соглашение о детях? Закон говорит: суд обязан его рассмотреть. А дальше? Понятны действия суда в случае, если будет установлено нарушение прав детей или одного из родителей, в этом случае суд принимает решение по существу со всеми вытекающими последствиями. То есть судебное постановление может исполняться в принудительном порядке, неисполнение судебного постановления может послужить основанием для последующего предъявления иска о передаче ребенка другому родителю и т.п.   

Иначе дело обстоит, если к соглашению супругов у суда не возникает вопросов. Как правило, в таких случаях суды ограничиваются констатацией наличия соглашения в мотивировочной части решения, в резолютивной части решения суда эти вопросы не находят отражения.

Вряд ли с этим можно согласиться.       

Было бы логично и правильно установить в самом законе или  разъяснить в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, что, рассмотрев соглашение родителей, суд его утверждает либо, установив нарушение прав ребенка или одного из супругов, решает вопросы по существу. Таким образом,  к соглашению супругов применять аналогию закона о мировом соглашении сторон.  

К сожалению, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» в пункте 11 лишь повторяет положения статей 23 и 24 Семейного кодекса.

То же самое  и с постановлением Пленума Верховного Суда от 27.05.1998 № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

Вопрос абсолютно не праздный, учитывая, что соглашение  через некоторое время может начать нарушаться одним из родителей. Например. Соглашением установлено, что место жительства ребенка определяется по месту жительства матери, а общение ребенка с отцом  будет происходить еженедельно с 10 утра субботы до 12 часов воскресенья по месту жительства отца. Через некоторое время мать ребенка принимает единоличное решение переехать вместе с ребенком в другой город. Очевидно, что нарушение соглашения родителей, если оно не утверждалось судом и не получило процессуального закрепления судебным постановлением, ничем не чревато для матери. Однако справедливым это не назовешь. Если же соглашение родителей было бы утверждено судом, то его нарушение означало бы неисполнение судебного постановления.       


К спорам, связанным с воспитанием детей, относятся также споры об устранении препятствий к общению с ребенком его близких родственников (п. 3 ст. 67 Семейного кодекса РФ), в первую очередь бабушек и дедушек.

В этой связи возникает ряд вопросов, которые правоприменительная практика решает по-разному. В целях единообразного применения закона было бы весьма важно, если бы Пленум Верховного Суда дал официальные толкования и разъяснения судам.  

Так, например, в силу закона родители имеют преимущественное перед другими лицами право на воспитание своих детей (п. 1 ст. 63 Семейного кодекса РФ). А бабушка, дедушка и другие родственники имеют право на общение с ребенком.

А могут ли бабушка или дедушка предъявить в суд иск об определении у них места жительства ребенка?

Казалось бы, ответ прост: ни по содержанию, ни по смыслу норм Семейного кодекса бабушка и дедушка не являются надлежащими истцами по такому иску.

На основании  ст.67 Семейного кодекса дедушка, бабушка, братья, сестры и другие родственники имеют право на общение с ребенком. В случае отказа родителей (одного из них) от предоставления близким родственникам ребенка возможности общаться с ним орган опеки и попечительства может обязать родителей (одного из них) не препятствовать этому общению. Если родители (один из них) не подчиняются решению органа опеки и попечительства, близкие родственники ребенка либо орган опеки и попечительства вправе обратиться в суд с иском об устранении препятствий к общению с ребенком.

Из статьи 67 СК следует два важных положения:

а) предметом иска близких родственников может быть требование об устранении препятствий к общению с ребенком; 

б) судебным спорам по искам близких родственников  должна предшествовать обязательная досудебная процедура - обращение в органы опеки и попечительства.

А отсюда следует вывод: в случае обращения близкого родственника с иском об определении у него места жительства ребенка, суд, руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 135 ГПК РФ, должен возвратить  исковое заявление, так как истцом не соблюден установленный федеральным законом для данной категории споров (в данном случае - статьей 67 Семейного кодекса) досудебный порядок урегулирования спора.

Между тем, хорошо известно, что суды не следуют данной логике.

Так, некоторое время назад вся страна следила за разрешением спора между г-ном Байсаровым и К.Орбакайте по поводу места жительства их сына. Тяжба началась с обращения бабушки  со стороны отца  с иском об определении у нее места жительства внука. Дело было благополучно принято к производству суда в г.Грозном, при этом ни в одном из многочисленных комментариев не было сказано о том, что место жительства ребенка по иску бабушки не может определяться.


Приведенные выше примеры с очевидностью доказывают, что давно назрела необходимость в подробном постановлении Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения законодательства при разрешении споров о детях.

Примечание : Адвокаты Московской Коллегии «Ноздря, Мишонов и партнеры» оказывают высококвалифицированную юридическую помощь в делах связанных с
семейными спорами