ВС решил уточнить, что такое злоупотребление правом и разобраться с "адвокатами-дублерами"

ВС РФ отправил на доработку проект постановления "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном производстве". Судьи просили объяснить, что конкретно можно считать злоупотреблением правом со стороны обвиняемых и защиты, а адвокаты требовали внести в документ норму, согласно которой при наличии адвоката по соглашению назначение защитника судом допустимо лишь после неявки первого в течение пяти дней. Эксперты заострили внимание на тех же спорных моментах, а некоторые из них посчитали постановление "пересказом соответствующих норм УПК".

Сегодня Пленум Верховного суда РФ обсудил проект постановления "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном производстве". Впервые о подготовке проекта этого документа стало известно 26 мая 2015 года на круглом столе, который проводился в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина, где выступал судья в отставке Сергей Пашин, который и поделился с коллегами инсайдерской информацией.

Нормы 37-летней давности

Необходимость такого нововведения возникла давно, поскольку, как отмечает адвокат-партнер МКА "Князев и партнеры" Игорь Симонов, предыдущий документ высшего суда государства, посвященный праву на защиту, датирован 16 июня 1978 года. Именно в этот день было принято постановление Пленума ВС СССР № 5 "О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту", которым предлагалось руководствоваться до сих пор. "Изменения в социально-экономической и общественно-политической сферах страны, не могли не отразиться в законодательных актах, в том числе, и касающихся уголовного судопроизводства", – говорит Симонов, указывая на то, что большинства законодательных актов, на которые ссылается "старое" постановление, уже не существует.

Однако, если сравнить содержание документов, не обращая внимания на разницу в 37 лет, они во многом схожи. Очевидно, законодательные нормы, обеспечивающие права обвиняемых и подсудимых на защиту за это время не слишком изменились, за небольшими исключениями. Так, например, в новом документе нет разрешения на неограниченное количество свиданий наедине с адвокатом для подзащитного, находящегося под стражей. Также там, в отличие от советской версии постановления, не описан порядок подачи кассационной и надзорной жалоб.

О "злоупотреблении правом" и "адвокатах-дублерах"

В своем выступлении докладчик судья ВС РФ Игорь Таратута подчеркнул, что обсуждаемое постановление имеет не только правовое, но и общественно-политическое значение. "Именно принцип обеспечения права на защиту служит гарантией справедливого судебного разбирательства", – сказал он перед тем, как изложить вкратце все 23 пункта нового документа.

Самый большой ажиотаж вызвало положение п. 2 о неоставлении судами без внимания "недобросовестного осуществления обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве (злоупотребление правом)". Заместитель Вологодского облсуда Игорь Трофимов говорил о том, что такая проблема на самом деле существует. Таратута в числе самых часто встречающихся злоупотреблений назвал неявку адвокатов в суд по неуважительным причинам без уведомления или с поздним уведомлением и затягивание процесса из-за намеренно долгого ознакомления защиты и обвиняемых с материалами дела.Константин Калиновский, завкафедрой уголовно-процессуального права Северо-западного филиала Российского университета правосудия, в своем выступлении привел еще один пример злоупотребления правом, когда цыган, который прекрасно владел русским языком, требовал переводчика для участия в процессе. Он предложил изменить форму этого положения на более "практичную": "не является нарушением права на защиту отказ в удовлетворении ходатайства обвиняемого (подсудимого), если отдельные права используются им явно недобросовестно (со злоупотреблением правом)".

Адвокаты к указанной норме относятся с подозрением. "Использование в данном абзаце постановления термина "злоупотребление правом" позволит стороне государственного обвинения трактовать средства защиты обвиняемого (подсудимого, осужденного), в том числе активной защиты, как злоупотребление правом или как методы воспрепятствования правосудию", – считает адвокат Елена Бухарина.

Много споров вызвал и п. 12 проекта. В нем сказано, что подсудимый (или его представитель) вправе пригласить для участия в деле одного или нескольких защитников. Однако неявка кого-то из них на заседание не является основанием для отложения дела, оно будет рассматриваться, если явился хотя бы один адвокат. В случае заявления обвиняемым ходатайства об отложении заседания для приглашения избранного им защитника ему следует объяснить, что при неявке адвоката в течение пяти дней или "иного разумного срока" суд вправе предложить обвиняемому другого защитника.

Нарекания со стороны председателя Федеральной палаты адвокатов Юрия Пилипенко вызвала как раз формулировка "иной разумный срок", который, по его мнению, должен быть от пяти дней и выше.

С ним согласна адвокат Бухарина. "Подобная формулировка способствует формальному назначению защитника и не является обоснованной, так как такими процессуальными мерами сводится к нуля реальная защита обвиняемого", – считает она.

Председатель судебного состава Мособлсуда Александр Самородов согласился, что формулировка неудачная, и предложил избавиться от нее, оставив в постановлении пятидневный срок. Также Пилипенко, наряду с представителями судов и генпрокуратуры, отметил, что нужно дополнить этот пункт положением о недопустимости назначения так называемых "дублеров", когда при наличии адвоката по соглашению в процесс все равно приглашается назначенный адвокат. По его словам, такая практика распространена во многих судах.

По мнению Евгения Корчаго, председателя коллегии адвокатов "Старинский, Корчаго и партнеры", это весьма спорное положение. "Таким образом, на мой взгляд, нарушается право лица иметь то количество защитников, которое необходимо ему для оказания надлежащей юридической помощи, – считает он. – Проведение заседания в отсутствие кого-либо из защитников обвиняемого (подсудимого) без согласия данного лица возможно лишь в тех случаях, когда судом будет установлено уклонение адвоката от явки по неуважительной причине либо по объективным причинам в срок продолжительность более пяти дней. Думаю, что иное толкование нарушает основополагающее конституционное право лица на оказание квалифицированной юридической помощи".

Обсуждался и п. 16 постановления, в котором указывается, что обвиняемому должна быть обеспечена возможность общения с защитником, находящимся в зале суда, наедине и конфиденциально, даже если сам подсудимый участвует в разбирательстве при помощи видеосвязи. Часть выступавших пыталась ввести в обиход новое понятие – "ограниченная конфиденциальность", – подразумевая под этим ситуацию, когда адвокат остается один в зале судебного заседания, чтобы пообщаться с обвиняемым. Оппоненты приверженцев этой точки зрения говорили о том, что современные способы защиты данных все же позволяют обеспечить необходимую камерность общения защитника и подсудимого.

Возникли претензии к пункту, в котором разъяснены механизмы отвода адвоката в случаях, когда он работает с несколькими лицами, участвующими в одном деле. Поводом для этого может послужить конфликт интересов обвиняемых в случаях, если адвокат оказывает или оказывал юридическую помощь в ходе досудебного производства или на предыдущих стадиях судебного разбирательства лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного. Трофимов пояснил, что эта проблема актуальна для маленьких городов, где работает мало адвокатов, которым нередко приходится защищать сначала одну, а после другую сторону по делу. "Объясните, как поступать в таких случаях?" – попросил уточнить он.

Этим толкованием норм права недоволен и адвокат Корчаго. "Таким образом Верховный суд ставит под удар саму возможность оказания одним адвокатом юридической помощи нескольким гражданам. Так, к примеру, присутствуя при получении объяснений на стадии доследственной проверки у нескольких опрашиваемых, адвокат рискует получить отвод в том случае, если после возбуждения уголовного дела один из опрашиваемых будет обвиняемым (подзащитным данного адвоката), а второй станет свидетелем обвинения по уголовному делу", – объясняет он.

Также в числе предложенных нововведений предлагалось обязать органы предварительного расследования своевременно сообщать о назначении и проведении различных экспертиз. Пилипенко просил признать произвольный отказ в удовлетворении ходатайства подсудимого или защитника, без его изучения, нарушением права на защиту.

Как изменился проект?

Главная норма принятого документа гласит: каждый человек имеет право на защиту на любой стадии уголовного судопроизводства, вне зависимости от своего процессуального статуса.

Итоговый вариант постановления, который был вынесен на рассмотрение Пленума ВС, существенно отличается от чернового варианта. Изменена структура документа, некоторые пункты объединены, сокращены, конкретизированы, а часть их в финальную версию не попала.

В числе вымаранных норма, позволяющая судам оценивать качество оказания адвокатской помощи, которая звучала так: "Если защитник в судебном разбирательстве выполняет свои процессуальные обязанности ненадлежащим образом (например, заявляет о доказанности вины подсудимого, который ее отрицает; отказался от участия в прениях сторон; занял позицию, противоречащую доводам жалобы (возражениям) обвиняемого, и т. п.), вопрос о его замене может разрешаться судом без ходатайства обвиняемого". Говорилось в ней и о том, что замена защитника возможна по ходатайству обвиняемого, отказывающегося от адвоката из-за неэффективной защиты, в случае если суд сочтет его доводы обоснованными.

Также в новой редакции "не прижился" важный для многих защитников пункт, о том, что, если адвокат был допрошен в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, это не является безусловным основанием для его отвода. При условии, что допрос проводился на законных основаниях и не затрагивал обстоятельств, которые стали известны защитнику в связи с оказанием юридической помощи.

Исключен пункт, в котором перечислены российские и международные законодательные акты, обеспечивающие право подсудимого (обвиняемого) на защиту, дублирующий вводную часть документа.

Из новой версии проекта выпала норма о том, что участие защитника в деле не является обязательным и, если его нет, суду необходимо поинтересоваться, желает ли обвиняемый, чтобы его интересы в суде представлял адвокат. В случае отказа допускалось рассматривать дело без участия защитника.

Убрано и положение о своевременном допуске защитника к участию в деле – с момента начала осуществления в отношении него процессуальных действий. Если бы это право не было обеспечено надлежащим образом, все результаты этих действий суд мог счесть полученными с нарушением закона.

Добавлен пункт об обязательности разъяснения подсудимому в числе его прав и обязанностей положений ст. 258 УПК РФ, которая предусматривает меры воздействия за нарушение порядка в заседании и неподчинениt распоряжениям суда. Если подсудимый нарушает порядок, он получает предупреждение или, по мотивированному решению суда, удаляется из зала заседаний на определенный период. При этом суд не обязан по возвращении уведомлять обвиняемого о том, что происходило в его отсутствие.

В более ранней редакции этот пункт выглядел несколько иначе. Там, в частности, упоминалось, что неоднократное заявление подсудимым различных ходатайств процессуального характера, в том числе отвода, не может рассматриваться как нарушение порядка. Также судьям напоминали, что даже если подсудимый удален из зала суда, лишать его последнего слова суд права не имеет. А также о том, что удалить его из зала можно только после вынесения предупреждения. Не вошло в новую редакцию и положение о том, что суд высшей инстанции может проверить обоснованность удаления обвиняемого из зала суда лишь при наличии такого довода в его апелляционной, кассационной или надзорной жалобе.

Сильно "порезана" возможность допуска в качестве защитника одного из близких родственников или иного лица по ходатайству обвиняемого. В новой редакции суды призывают учитывать лишь обстоятельства, перечисленные в ст. 72 ГПК РФ, желание указанного лица осуществлять защиту, характер и особенности обвинения. Ранее же говорилось, что в процессе такой человек может участвовать лишь наряду с адвокатом (вместо адвоката только у мирового судьи) и только при отсутствии обстоятельств, не позволяющих заниматься такой деятельностью – начиная от наличия необходимых знаний и заканчивая семейными проблемами.

При этом указано, что обвиняемый не имеет права приглашать в качестве защитника кого угодно по своему усмотрению. "По смыслу положений ч. 2 ст. 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве может осуществлять только адвокат", – говорится в документе.

К ранее существующему пункту о том, что, если обвиняемый не отказался от защитника и не пригласил его самостоятельно, а также отказался от адвоката, но был удален с заседания, суд обеспечивает его защитником в принудительном порядке, добавили уточнение о том, что в этом случае право выбирать конкретного адвоката обвиняемому законом не обеспечено. "Это очень значимый момент, поскольку раньше в практике рассмотрения уголовных дел обвиняемые нередко злоупотребляли предполагаемой возможностью выбора адвоката по назначению", – считает руководитель Московской коллегии адвокатов "Талион" Роман Трубецкой.

При этом процедура отказа подсудимого от защиты четко прописана: нежелание пользоваться услугами адвоката должно быть выражено явно и недвусмысленно, в письменном виде. Нехватка средств на оплату услуг адвоката или неявка того в суд мотивированным основанием для отказа от его услуг не являются.

Также в конечном варианте постановления появилась норма, обеспечивающая право осужденного и его защитника на ознакомление со всеми материалами дела после вынесения приговора для составления апелляционной жалобы. Срок дополнительного ознакомления определяется в зависимости от того, насколько хорошо сторона защиты знакома с делом. Дополнительное время должно предоставляться и в случае изменения прокурором обвинения во время предварительного слушания или рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Согласно постановлению, суды обязаны обеспечивать право на защиту подсудимых путем их участия в процессе. Обвиняемые, находящиеся на свободе, в обязательном порядке должны быть извещены о месте и времени рассмотрения дела, а те, что находятся под стражей, на усмотрение суда либо участвуют в разбирательстве лично, либо посредством видео-конференц-связи. Также судей обязывают учитывать, достаточно ли времени было у обвиняемых и защиты на подготовку к слушанию, а если нет, рассмотрение дела должно быть отложено на определенный срок.

Указывается, что заочное рассмотрение уголовных дел по ходатайству обвиняемого, который не уклоняется от явки в суд (ст. 145 УПК РФ), возможно лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести. При этом, если в ходатайстве подсудимый ссылается на некие обстоятельства, которые препятствуют его участию в процессе, суд вправе признать его вынужденным и назначить заседание с участием обвиняемого или приостановить производство по делу.

Суды обязаны реагировать на любые нарушения или ограничения права обвиняемых на защиту путем признания недопустимыми полученных доказательств, возвращения уголовного дела прокурору, изменения или отмены судебного решения, вынесения частного определения. Такие нарушения могут являться основанием для отмены обвинительного приговора судом апелляционной инстанции, отменить таким образом оправдательный приговор нельзя. При этом на новое рассмотрение дела направляется лишь в случае невозможности устранения нарушений в апелляции. Причем в этом случае вынесение приговора по более тяжкому преступлению или усиление наказания недопустимо.

О плюсах и минусах

Адвокат Алексей Михальчик и его коллега адвокат Трубецкой отметили, что не видят в предлагаемом проекте "ничего революционного". "Более того, вместо действительного разъяснения проблемных вопросов истолкования всех возможных прав, связанных с обеспечением права на защиту, высшая судебная инстанция, по существу, предлагает краткий и очевидный пересказ соответствующих норм УПК", – считает Михальчик. По его мнению, действительно важные и сложные вопросы соответствующей судебной практики остались нераскрытыми. В качестве примера адвокат приводит фрагмент постановления, в котором говорится о необходимости признания доказательств недопустимыми при выявлении фактов нарушений прав обвиняемых в процессе их получения. "В который раз очевидное императивное требование представлено в виде диспозитивного, т. е. позволяющего разрешать этот вопрос по внутреннему убеждению суда", – озвучивает он свою точку зрения.

О недостатках документа говорили и другие спикеры. Заместитель председателя Московской коллегии адвокатов "Ноздря, Мишонов и партнерыАндрей Мишонов считает, что в постановлении недостаточно освещается вопрос права на защиту несовершеннолетних в ходе судебного разбирательства, а также ничего не сказано об участии защитника в процессе в случаях, когда истек срок действия соглашения об оказании юридической помощи, заключенного с обвиняемым.

Адвокат Бухарина в числе недостатков указала на то, что до настоящего времени нет норматива ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемым и его защитником. Кроме того, в постановлении отсутствует норма, предусматривающая удаление из зала подсудимого и его адвоката в условиях суда присяжных. "Это является особенно актуальным, так как личность подсудимого и его показания зачастую являются существенными при вынесении вердикта присяжными", – говорит она.

Были отмечены и положительные аспекты. Трубецкой, например, считает важной конкретизацию некоторых моментов применения норм процессуального законодательства, норм Конституции РФ, а также ссылки на Закон об адвокатской деятельности и даже Кодекс профессиональной этики адвоката, что, по его мнению, бывает нечасто. Импонирует ему и указание на то, что фактически любое лицо имеет право на защиту, независимо от процессуального статуса, что ранее было ясно не всем правоприменителям, в частности правоохранительным органам, и часто приводило к нарушению прав граждан на защиту.

Владимир Шафран, юрист группы компаний vvCube говорит о том, что ВС РФ четко определил круг лиц, который подпадает под защиту участников уголовного процесса. "Фактически таковыми являются все, кто прямо или косвенно задействован в уголовном судопроизводстве, поэтому защита должна предоставляться не только подозреваемым и обвиняемым, но и задержанным, свидетелям, оправданным лицам", – озвучивает он свою точку зрения. В качестве плюса, по его мнению, можно рассматривать и директивную норму о том, что защитником должен быть адвокат и его присутствие на процессе строго обязательно и должно обеспечиваться судом. "Наконец, Пленум ВС разъясняет судам ряд непосредственно процессуальных моментов, касающихся, в первую очередь, уведомления участников процесса о разбирательстве, а также обжалования решений судов в уголовном процессе", – говорит юрист.

Собравшиеся согласились, что проект постановления требует дальнейшей доработки. Его уже четвертую по счету редакцию представит на следующее заседание Пленума ВС РФ редакционная комиссия, в состав которой вошли докладчик, все выступающие, преставители Минюста, прокуратуры и ВС РФ.

С текстом документа можно ознакомиться здесь>>

Материал подготовлен для портала Pravo.ru
http://pravo.ru/court_report/view/119163/